+7 (495) 663-30-72 (мн.)
Туры в Польшу
Отдых + Экскурсии
Экскурсионные туры
Индивидуальные туры
Отели Польши
Отели Белостока (5)
Отели Бельска-Подляски (4)
Отели Бялки Татранской (2)
Отели Варшавы (79)
Отели Вроцлава (24)
Отели Гданьска (22)
Отели Закопане (57)
Отели Катовице (9)
Отели Кракова (87)
Отели Кудовы Здрой (3)
Отели Лодзи (13)
Отели Люблина (7)
Отели Ольштына (6)
Отели Ополе (3)
Отели Познани (28)
Отели Сопота (8)
Отели Щецина (3)
Статьи о Польше
Краков
О гимне Польши
Поездка в Польшу
Познань
Статистические данные
Контактная информация
Польские новости
19.09.08 | Геопарк станет новой достопримечательностью Польши
11.09.08 | В Польше можно отдохнуть от цивилизации
02.09.08 | Туристы не хотят ехать в Польшу
30.08.08 | Театральная ночь в Варшаве: представления на Центральном вокзале
30.08.08 | Польша: пляж в Свиноуйсьце стал нудистским
19.08.08 | Музей динозавров открылся в Польше
14.08.08 | Бесплатные экскурсии в Познани
06.08.08 | Краков приглашает на празднование победы в Венской битве
31.07.08 | Гданьск: роскошный отель в амбаре
24.07.08 | Традиционная ярмарка ремесел проходит в Сопоте





Искусство Польши

Главная / История и культура / Искусство Польши /

Польская литература своей самобытностью, оригинальностью, притягательной разнородностью, но также и осложняющей ей международную карьеру герметичностью, обязана, как в позитивном, так и в негативном смысле этого слова, связям с запутанной, драматической историей Польши. С самого начала - а первые литературные тексты, написанные по-польски, датируются XIII в. - до самого конца XVIII столетия польская литература, литература свободной страны (в XVI в. даже державы), переживала все явления и метаморфозы литературы европейской, рождая таких эпохальных поэтов, как Ян Кохановский, Миколай Семп-Сажиньский или Игнацы Красицкий. Все они входят в европейскую плеяду творцов Ренессанса, барокко и Просвещения. 

В конце XVIII в., когда Польша потеряла независимость, после чего в течение 120 лет перестанет существовать как государство, сложилась парадоксальная ситуация, принесшая обильные творческие плоды, но вместе с тем и губительные для литературы последствия. Для лишенного собственного государства и всех его учреждений народа писатель становится практически всем: духовным (а нередко и политическим) лидером, моральным авторитетом, правозащитником, вождем. Литература - единственной формой экспрессии и сохранения национального и культурного самосознания. Язык - единственной родиной. Это приведет к тому, что в польской литературе XIX в., как никогда до и никогда после, слово поэта обретет статус наивысшей справедливости, добра, права, правды, чуть ли не откровения. Поэта вознесут на пьедестал как национального "пророка", литературу - как "служение, высокое предназначение, миссию". Но таким требованиям могли соответствовать только самые великие, гениальные поэты XIX в.: Адам Мицкевич, Юлиуш Словацкий, Зигмунт Красиньский, Циприан Камил Норвид.

Призванная быть рупором патриотизма литература с тех пор в различные моменты польской истории будет поддаваться нажиму со стороны народа или бунтовать против этой тяжелой ноши. Между этими "долгом" и "бунтом" простирается необычайно богатое как идейно, так и эстетически пространство, в котором до сегодняшнего дня функционирует польская поэзия, проза, драматургия.

С одной стороны - универсальность, с другой - герметичность: эта дилемма дает представление о судьбе и европейском значении первых польских лауреатов Нобелевской премии. Генрик Сенкевич (1846 - 1916) - автор невероятно популярных, написанных "для укрепления духа" грандиозных романов об истории Польши (которые и сегодня являются наиболее охотно читаемыми книгами в стране), снискал поистине всемирную славу. Он получил Нобелевскую премию за "Камо грядеши (Quo Vadis)? " - роман о зарождении христианства, позже многократно экранизированный во многих странах, в том числе в Италии, США, Польше. Владислав Станислав Реймонт (1867 - 1925) получил Нобелевскую премию за универсальную эпопею "Мужики".

Польская литература XX в., особенно после обретения Польшей независимости после I мировой войны бунт против "обязанности" сделала одним из своих ярчайших отличительных признаков. Витольд Гомбрович - наверное, самый выдающuйся польский прозаик современности, писатель мирового значения, именно освобождение, "выход из польских рамок" сделал главной темой своего новаторского творчества.

Незнакомые ранее нотки - многозначительный гротеск, философская катастрофичность зазвучали в творчестве Бруно Шульца и Станислава Игнацы Виткевича, драматургия которого предвещала рождение "театра абсурда".

Польская литература при коммунистическом режиме развивалась как бы двумя параллельными путями. С одной стороны - свободная от ограничений цензуры и всякого рода "идеологического расшаркивания" эмиграционная литература: Милош, Гомбрович, Херлинг-Грудзиньский, Колаковский. С другой - литература, создававшаяся в стране, а значит, вынужденная, в силу обстоятельств, искать для себя такой способ существования и такой язык, которые, невзирая на ограничения, позволили бы авторам в меру нормально изъясняться. Возникновение после 1976 г. "самиздата" спасло польскую литературу, и более того, способствовало историческим переменам, кульминацией которых стал 1989-й год. 

Парадоксальным образом именно трудные для свободы слова условия и исторические обстоятельства, укоренившиеся еще в традиции XIX столетия, в значительной степени способствовали формированию "польской поэтической школы" - феномена, чье мировое значение и воздействие трудно переоценить. Отличительными признаками польской поэзии являются способность говорить о судьбе одной человеческой личности в вихрях истории, умение соединять индивидуальную перспективу с универсальной, экзистенциальную и метафизическую - с исторической.

С абсолютно иной точки зрения, пользуясь совершенно другими выразительными средствами языка, описывает эту судьбу в своей гротескной драматургии Славомир Мрожек. Еще иначе рассказывает о ней "польская школа репортажа", представляющая собой специфический жанр, пользующийся большой популярностью в мире. Картину дополняет творчество прозаиков, чьи произведения переведены на многие языки. Речь идет о таких авторах, как: Ежи Анджеевский, Ярослав Ивашкевич, Тадеуш Конвицкий, Анджей Щиперский, Марек Хласко. И конечно - о создателе уникальной философской поэтики в литературе science-fiction Станиславе Леме, наверное, самом выдающемся сегодня в мировом масштабе авторе этого жанра.

После крушения коммунистического режима в 1989 г. польская литература обогащается новыми тенденциями. Самыми яркими и интересными являются поиски духовных корней или собственной "малой родины" в хитросплетениях новейшей истории (романы Павла Хюлле, Стефана Хвина, Антони Либеры), а также попытки введения в художественную литературу языка современных СМИ, знаковых явлений и героев массовой культуры.

Между традицией и днем сегодняшним, "долгом" и "бунтом", метафизикой и историей развивается современная польская литература, литература "в пути", в неустанном беге, стремлении и жажде осмыслить, записать, сберечь и передать всю правду о необычайном приключении, называемом "человеческой жизнью"...

 

Збигнев Херберт

  увеличить
фото  
Збигнев Херберт

Послание Пана Когито

Иди вслед за другими к темным пределам
за золотым руном небытия твоей последней наградой

иди не склонив головы среди тех кто стоит на коленях
среди обращенных спиной и рухнувших в пыль

помни ты спасен не затем чтобы жить
времени мало ты должен оставить свидетельство

будь отважен где разум изменит будь отважен
в конечном счете лишь это имеет значение

а Гнев твой бессильный пусть будет как море
всякий раз как услышишь голос униженных и избитых

(...)

берегись сухости сердца люби источник
птицу с неведомым именем дуб зимою
свет на стене и великолепие неба
им не нужно твое теплое дыхание
они затем чтоб сказать: никто тебя не утешит

не спи - когда свет в горах даст знак - встань и иди
иди пока кровь обращает в груди твоей темную звезду

повторяй древние заклинания человечества легенды и сказки
только так добудешь добро которого не добудешь
повторяй великие слова повторяй с упорством
как те кто идя через пустыни сгинул в песках

а наградят тебя тем что окажется под рукою
розгами смеха убийством на мусорной куче

иди только как будешь принят в круг холодных черепов
в круг твоих предков: Гильгамеша Гектора Роланда
защитников царства без края и города пепла

будь верным иди

(Перевод Владимира Семижонова)

 

Чеслав Милош

  увеличить
фото  
Чеслав Милош

Так мало

Так мало я сказал.
Дни коротки.
Дни коротки
И ночи.
И года.

Так мало я сказал,
Я не успел.
Устало моё сердце
От восторгов,
Отчаянья,
Усердья
И надежд.

Левиафана пастью
Был проглочен я.

Я, весь нагой, лежал на берегу
Безлюдных островов.

Меня тянул с собою вниз, на дно,
Белёсый кит, что держит землю.

Вот, теперь не знаю,
Что было настоящим.

(Перевод Алексея Чернозубова)

 

Вислава Шимборская

  увеличить
фото  
Вислава Шимборская

Кот в пустой квартире

Умереть - так с котом нельзя.
Ибо что же кот будет делать
в пустой квартире.
Лезть на стену.
Отираться среди мебели.
Ничего как бы не изменилось,
но всё как будто подменили.
Ничего как бы не сдвинулось с места,
но всё не на месте.
И вечерами лампа уже не светит.

На лестнице слышны шаги,
но не те.
Рука, что клала рыбу на тарелку,
тоже не та, другая.

Что-то тут не начинается
в свою обычную пору.
Что-то тут не происходит
как должно.
Кто-то тут был и был,
а потом вдруг исчез,
и нет его на месте.

Обследованы все шкафы.
Облазаны все полки.
Заглянуто под ковер.
Даже вопреки запрету
разбросаны бумаги.
Что тут еще можно сделать.
Только спать и ждать.

Но пусть он только вернется,
пусть он только покажется.
Уж тут он узнает,
что так с котом нельзя.

Надо пойти в его сторону,
будто совсем не хочется,
потихонечку,
на очень обиженных лапах.
И никаких там прыжков,
мяуканий поначалу.

(Перевод Натальи Астафьевой)

 

Адам Загаевский

  увеличить
фото  
Адам Загаевский

Письмо от читателя

Слишком много о смерти,
о тенях.
Напиши о жизни,
о буднях,
о жажде порядка.

(...)

Посмотри,
народы толпящиеся
на тесных стадионах
поют гимны ненависти.

Слишком много музыки
слишком мало согласия, покоя,
разума.

Напиши о минутах,
когда мостики дружбы
кажутся прочнее
отчаяния.

Напиши о любви,
о долгих вечерах,
о рассвете,
о деревьях,
о бесконечной терпеливости
света.

(Перевод Андрея Смирнова)

 

Тадеуш Ружевич

  увеличить
фото  
Тадеуш Ружевич

Кто такой поэт

поэт этот тот кто пишет стихи
и тот кто стихов не пишет

поэт этот тот кто рвет оковы
и тот кто их на себя налагает

поэт этот тот кто верит
и тот кто не может поверить

поэт этот тот кто солгал
и тот кого оболгали

поэт этот тот кто кормился из рук
и тот кто бил по рукам

поэт этот тот у кого есть глотка
и тот кто глотает правду

поэт это тот кто упал
и тот кто сумел подняться

поэт это тот кто уходит
и тот кто уйти не может

(Перевод с Андрея Базилевского)

 

Лауреаты Нобелевской премии

Польские писатели и поэты, чьи произведения наиболее охотно переводят на другие языки и издают за пределами Польши: Станислав Лем (переведен на 36 языков), Ежи Анджеевский (30), Вислава Шимборская (22), Марек Хласко (19), Рышард Капущиньский (17), Чеслав Милош (15), Славомир Мрожек (14), Кароль Войтыла - Папа Римский Иоанн Павел II (12), Збигнев Херберт (11).

Польские авторы четырежды в истории становились лауреатами Нобелевской премии в области литературы: Генрик Сенкевич (в 1905 г.) - за выдающиеся достижения в прозе эпического жанра и "редкостный талант, вместивший в себя дух народа", Владислав Реймонт (в 1924 г.) - за выдающуюся национальную эпопею "Мужики", Чеслав Милош (в 1980 г.) - за совокупность творческих достижений, и Вислава Шимборская (в 1996 г.) - за "поэзию, которая c ироничной точностью позволяет историческому и биологическому контексту проявиться во фрагментах человеческого бытия".

 

Театр абсурда

Мировую известность пьесы С. И. Виткевича-Виткация (1885 - 1939) обрели только в 50-е гг. ХХ столетия. Литературная конструкция этих драматургических произведений, базирующаяся на театральной условности и отвергающая создание всяческой иллюзии реального быта, что ранее вызывало упреки в "непонятности", тогда приблизилась к стилистике вошедшего в моду "театра абсурда". Более того, трагедия II мировой войны и разделение Европы в ее финале, казалось, служили подтверждением катастрофических предчувствий Виткация: вместо обреченного на гибель порядка старого мира приходит диктатура одураченных масс, а революция не приносит освобождения даже тем, кто ее совершил. Ужасы грядущих катаклизмов Виткаций "преподносил" в обертке типичного для жанра гротеска черного юмора, которым окрашена как его проза ("Прощание с осенью"), так и пьесы с "Сапожниками" во главе.

В те же рамки пытались поместить и драматургию Витольда Гомбровича (1904 - 1969), который, начиная еще с довоенной пьесы "Ивона - принцесса Бургундская", включая "Бракосочетние",  и заканчивая одним из своих последних драматургических произведений "Оперетта" переводил на язык театра проблематику, поднятую в романах. Разыгранные на сцене ситуации, наглядно, "физически" изображавшие взаимоотношения действующих лиц, великолепно передавали главные мысли, заложенные в философии Гомбровича, служа проявлением того, как люди ведут себя сообразно взятым на себя общественным ролям и неустанно подчиняют видение окружающих собственному воображению.

Ключевое словосочетание "театр абсурда" облегчило международный старт пьесам Славомира Мрожека (р. 1930). "Танго" и "Эмигранты" триумфально прошли на европейских сценах и были восторженно приняты критиками и зрителями. Правда, сам автор неоднократно подчеркивал, что в окружающей действительности (особенно в ПНР 60-х годов) гораздо больше абсурда, чем в его пьесах. Однако саркастический смех в творчестве Мрожека воспринимался как достойный ответ на уродливые искажения современного мира, распад моральных норм и ценностей. 

Еще один польский  драматург, пьесы которого включены в репертуар многих театров мира - Януш Гловацкий (р. 1938), начинавший как прозаик и киносценарист, унаследовал от своих предшественников склонность к тому, чтобы слишком серьезные темы облекать в форму забавных ситуаций, а сочувствие к своим героям маскировать едкой иронией. Гловацкий, начиная с трагикомедии "Антигона в Нью-Йорке", пользуется таким художественным приемом, как литературная ассоциация, создавая новые контексты для героев классической драматургии ("Фортинбрас напился", "Четвертая сестра").

 

Гедройц и Турович

Политическая ситуация непосредственно влияла на степень строгости цензуры. В Польше действовало Главное управление контроля над публикациями и зрелищными мероприятиями, ликвидированное в 1990 г. Просуществовавшая почти полвека система вмешательства в тексты и наложения запрета на выход в печать и даже на произнесение вслух фамилий некоторых авторов была нацелена на полное и беспрекословное подчинение властям всех проявлений общественной активности. Сопротивление угрозе длительного нарушения связи между творцом и читателем требовало тяжелой, трудной и не всегда заметной работы. Воплощением и символом этой работы стали два выдающихся человека, которых называли "личности-учреждения".

  увеличить
фото  
Ежи Гедройц

"В моем понимании роль редактора не состоит только в том, чтобы разглядеть в ком-либо талант, но, прежде всего, это роль опекуна". Высказывание Ежи Гедройца (1906 - 2000) - основателя и главного редактора ежемесячного журнала "Культура", издававшегося Литературным институтом в Париже, в полной мере можно отнести также к Ежи Туровичу (1912 - 1999) - главному редактору краковского еженедельника "Тыгодник Повшехны", выходящего со скромным подзаголовком: католическое, общественно-культурное издание. Оба редактора соединяли в себе мудрость с несогласием идти на моральные компромиссы, невероятную трудоспособность с высочайшим профессионализмом, последовательность убеждений с открытостью в отношении иных взглядов. Оба до последних дней были молоды душой и старались формировать свободное будущее в годы принуждения. Их заслуги не ограничиваются колоссальным вкладом в смену государственного строя, которую они дождались, но охватывают также изменение взглядов на традиции и попытки определить место личности в современном мире. Смерть обоих легендарных редакторов завершила эпоху "ответственной опеки", поддерживавшей талантливых людей и разнородные явления во всех областях культуры.

 

  увеличить
фото  
Ежи Турович

 

Польская школа репортажа

Репортаж как самодостаточное явление сформировался только в ХХ веке, а в Польше еще в период между двумя мировыми войнами считался одним из самых интересных "жанров, граничащих с литературой". Обращение к традициям популярных в XIX веке мемуаров, дневников, забавных историй из жизни известных людей и заметок хроникеров позволило авторам репортажей чуть ли не сразу выйти за рамки строго документальной записи событий. История о судьбе конкретного человека как лейтмотив в соединении со стремлением автора к обобщению оказалась особой техникой повествования, давшей возможность литературной диагностики трагических событий ХХ века - эпохи тоталитарных режимов, войн, холокоста.

Развитие "польской школы репортажа" связано с событиями II мировой войны. Но тексты К. Прушиньского или М. Ваньковича явно шли в направлении художественной прозы. Другой метод избрали Зофья Налковская в "Медальонах" - аскетическом свидетельстве холокоста и Тадеуш Боровский, рассказы которого о лагере смерти, вначале отнесенные к документальной прозе, стали настоящим обвинительным актом миру, превратившему человека в товар. Густав Херлинг-Грудзиньский использовал пережитое им в советских лагерях для того, чтобы в своем творчестве заново поставить вопросы об основных моральных и религиозных принципах. Глубина проблематики "Другого мира" служит ярким доказательством того, что мнение Бертрана Рассела, считавшего эту книгу одной из "важнейших и самых выдающихся, какие написаны в ХХ веке", не теряет своей актуальности. 

Подлинные события, такие как подвиг священника Максимилиана Кольбе, принесшего себя в жертву палачам Освенцима, или преступление банды Мэнсона в калифорнийском доме Романа Поляньского отразил Ян Юзеф Щепаньский в сборнике очерков "Перед неизвестным трибуналом", чтобы сделать их предметом размышлений на тему нравственности. Память о холокосте до сих пор жива в героях произведений Ханны Краль ("Успеть до Господа Бога", "Танец на чужой свадьбе", "Жиличка"). Но ее книги - это не только увековечение памяти, а попытка разобраться в современном мире. Такую же роль играли экзотические страны в произведениях Рышарда Капущиньского ("Император", "Шахиншах", "Империя"). Далекие по времени события, чужеродные обычаи, политические бури, описанные автором, служат раздумьям на тему бытия и смысла всё более внезапных и резких перемен в жизни человеческого сообщества. Судя по всему, именно универсальность и глубина этих произведений являются главными причинами международной популярности вышеназванных авторов.

 

"Солярис"в Голливуде

Проза Станислава Лема (р. 1921) входит в канон обязательного чтения и при этом подарит огромное удовольствие любителям научной фантастики. Врач по образованию и научный мыслитель, великолепно ориентирующийся в теории эволюции, математике, кибернетике, астрономии и физике, Станислав Лем стал "искателем мудрости", философом и исследователем путей, какие открыло перед человечеством развитие науки и техники. Лем написал несколько десятков книг - романов, рассказов и пьес science fiction, ставших классикой этого жанра ХХ века: "Солярис", "Сказки роботов", "Звездные дневники", "Глас Господень". Сюжеты произведений этого писателя, обогащенные философским подтекстом, бывают серьезными, но чаще - ироничными и очень смешными, ведь автор мастерски использует литературную стилизацию, игру слов и понятий, и всегда - захватывающими, держащими читателя в напряжении. 

Самый известный в мире роман Лема "Солярис" (1961 г.) дождался двух экранизаций: в 1972 г. одноименный фильм снял легендарный советский режиссер Андрей Тарковский. Перевод одного из глубочайших философских произведений Лема на язык кинематографа оказался очень трудной задачей не только с художественной точки зрения. Коммунистические власти потребовали от Тарковского ряда перемен в сюжете и интерпретации "Соляриса", что сильно исказило творческое видение Лема. Тем не менее, картина получила Специальный приз жюри на фестивале в Каннах, удостоившись также такого определения как "самый глубокомысленный и проникновенный фильм в истории кинематографа science fiction". В 2002 г. "Солярис" перенесен на экран творческим тандемом Содерберг-Камерон. Фильм был снят на знаменитой киностудии "ХХ век Фокс" (Twentieth Century Fox). Правда, после просмотра обоих фильмов многие зрители, делают вывод, что лучше всего обратиться к литературному первоисточнику... 

 

 

     Источник:  www.poland.gov.pl


вернуться к разделу «История и культура»

Билеты в Польшу
Визы в Польшу
Недвижимость в Польше
Регистрация фирм в Польше
Достопримечательности
Замок в Мальборке
Здравница Соляная Шахта в Бохни
Костелы и синагоги
Культурные заведения Кельце
Малая Польша
Маршрутами приозерий
Музеи под открытым небом
О стране
Основные достопримечательности
Поморье
Сокровищница мира в Польше
Средневековые замки
Туристам
Верховая езда и коневодство
Городские развлечения
На велосипеде по Польше
Ночлеги, питье
Памятка начинающему туристу
По горным маршрутам
Приключения в воздухе
Примерные маршруты
Путешествия по воде
С рюкзаком и веслами
Фотоохота, охота, рыбная ловля
Города Польши
Белосток
Бельск-Подляски
Бялка Татранская
Варшава
Вроцлав
Гданьск
Закопане
Катовице
Краков
Кудова Здрой
Лодзь
Люблин
Мазуры и Сувальщина
Ольштын
Ополе
Подкарпатье
Познань
Силезия
Сопот
Франтишковы Лазне
Цехоцинек
Щецин
Погода
История и культура
Изящная словесность и искусство Польши в эпоху Возрождения
Искусство Польши
Исторические личности Польши
История Польши в датах
Катынская трагедия
Костелы и синагоги
Краткая история Польши
Культура Польши в эпоху Возрождения
Политическая, историческая и научная мысль Польши в эпоху Возрождения
Польский ренессансный менталитет
Польское еврейство
Польша большая и маленькая
Поляки в эмиграции
Театр
Полезная информация
Важные телефоны
Краткатя информация
Посольство и консульства России
Торгово-промышленный потенциал
Москва, Китай-город, Солянский проезд, 1/27 БЦ «Китай-Город», оф. 5-34
Тел.: +7 (495) 663-30-72 (мн.)
схема проезда